Ссылка на новую версию останется внизу сайта
Перейти на мобильную версию
Мобильная версия
Погода

Ашберн


Пасмурно, дождь
+19°C
1м/с
З
754мм рт. ст.
91%
22°Cвода

Лунные суеверия

В Париже есть Театр Солнца, в Праге Театр Ночи, в Японии Театр Тумана, а в Москве - Театр Луны. С его руководителем, народным артистом Сергеем Прохановым, мы пообщались о том, как лунные фазы влияют на него самого и на театр.


-Ваша любовь к природе, кроме создания театра Луны, с его природным названием, в чем выражается на сегодняшний день?

 - За три дня до того, как я приезжаю на дачу – что-то меняется в моей голове, она освобождается от груза проблем. Проходит усталость. Только на природе я могу отдохнуть по-настоящему, и только после дачи я выхожу в понедельник на работу отдохнувшим.


- А как на вас действуют полнолуния?

- Все наваждения полнолуния от того, что забываешь закрыть шторы. Можно перестать спать, или видеть кошмары, видения…. И даже если затем приходит день с солнечной погодой, но ты, почему-то, не выспавшийся, и настроение оставляет желать лучшего.
С другой стороны, Луне мы обязаны нашим творчеством: Луна снабжает нас своей энергией, которую мы накапливаем ночью, а затем отдаем ее на спектаклях зрителю.

 - Хорошо, что наша беседа проходит не в полнолуние. Наверное, вы становитесь агрессивным…

- Не без того. Но иногда и без полнолуния настроение соответствующее – должность у меня такая, все-таки руковожу коллективом в 300 человек. Бывает, что друг с другом «толкаемся» из-за того, что, как я считаю, есть несовместимость природной энергетики.

- Если уж мы об энергетике, то считается, что Луна – это олицетворение женского начала. Получается вы – управляете женским театром?

- Ну, у нас женщинам и теме женщин уделяется много внимания. Как дань этому – новый спектакль, премьера которого на носу, «Мата Харри», который поставлен, кстати, режиссером женщиной и о женщине.

- Какую фазу развития переживает сейчас театр? Не полнолуние, случаем?

- Сейчас у нас золотая середина. Как я надеюсь. Затем, ожидаю рост. Чего мы не будет делать, так этого лунного затмения. Одно время на спектакли нашего театра можно было ходить с подушкой, из-за названий спектаклей: «Сны взрослого Робинзона», «Сны маленького Робинзона»… Теперь нам захотелось чего-то более реалистичного. А из прежнего репертуара, который наглядно отображает разгул Луны - управительницы наваждением, у нас до сих пор идет спектакль «Природный экстрим».

- Кстати, о «Природном экстриме». Это ваша «лунная»  интерпретация «Снегурочки» Александра Николаевича Островского. Там у вас льды, катаклизмы природные…. Как в этом всем отразилась ваша собственная натура? Вы можете себя назвать экстремальным человеком?

- Сейчас уже нет. Возраст располагает к покою. Не хочется, знаете ли, получить травму, которую потом придется лечить в старости. А раньше я любил зиму, снег, и среди всего этого – катание на  лыжах. Но снега – в прошлом. Сейчас я больше склонен к морям и югам. Что касается самого спектакля - одна из его ключевых идей в том, что мы живем в цивилизации, конец которой предугадать невозможно. Одно незначительное движение земной коры – возникает трещина, которую заливает водой, и нас нет. Конечно, есть специалисты, которые разбираются лучше в таких вещах, я могу лишь сказать о своих ощущениях. Человек – это очень маленькая единица Космоса. Нас в любой момент может засосать в какую-нибудь черную дыру, или на нас может свалиться метеорит…

- Вы к такому возможному повороту событий морально готовы?

- Я верю в судьбу, полагаюсь на нее, советуюсь с небесами. Мне кажется, кто-то за нами подсматривает. Поэтому иногда приходиться плевать через левое плечо, чтобы оградить себя от неприятностей.

Полина Павлова